Deprecated: Assigning the return value of new by reference is deprecated in /home/content/24/10738024/html/plugins/system/nonumberelements.php on line 55
«Мы на дне – пора подниматься!»

КАЛЕНДАРЬ ПРАВОЗАЩИТНИКА

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

День Независимости Республики Казахстан
Просмотреть все события

НАША КНОПКА

НАШИ СТРАНИЧКИ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

САЙТ ПОСЕТИЛИ

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
«Мы на дне – пора подниматься!»

  23.03.2012

Завтра у Дворца республики в Алматы несогласные обещают провести очередной митинг. На этот раз – посвященный памяти жертв Жанаозена. Мероприятие власти города проводить не разрешили, однако людей это, похоже, не остановит.

О том, как растет гражданское сознание, был наш разговор с главой фонда «Ар. Рух. Хак» Бахытжан Торегожиной.

Политики под арестом — активисты в деле

- Бахытжан Амангалиевна, именно Вы, говорят, взяли на себя организацию митинга 24 марта?

- Первый раз я взялась за организацию митинга в феврале, после того как Булата Абилова и Амиржана Косанова посадили. Я посмотрела по сторонам — у нас в принципе никто не пытается продолжать. Каждый, конечно, поддерживает по-своему — кто-то ходил на Лобачевского, делал одиночные протесты, приносил передачи. А я решила поддержать их тем, чтобы продолжить дело по организации митинга.

Так как у меня возможностей мало, членства в организации и денег, разумеется, нет, я решила это сделать через Интернет. И я не ожидала, что это найдет такой большой отклик. Уже на второй митинг пришло много людей «из Интернета», и это было очень приятно. Ну а так как я в Интернете уже вела работу, то стала ее продолжать.

- Но официально заявку на митинг Вы подавали?

- Заявку на митинг я подала как физическое лицо вместе с Кайратом Ердебаевым, Маржан Асапандияровой, Бахыт Туменовой. Всего нас было семь человек, и мы подали три заявки. Я подала заявление 1 марта вместе с сопроводительным письмом, в котором просила принять меры по ситуации, которая была в прошлый раз.

Полиция нарушила приказ 665 МВД Казахстана, где категорически запрещается задерживать организаторов и активистов непосредственно на месте проведения мероприятия в присутствии участников данной акции, чтобы не вызывать возмущение, которое может привести к негативным последствиям.

- А какой повод Вы указали в заявке на предстоящий митинг?

- Повод — это 100 дней памяти жертв Жанаозена. Я написала в письме в акимат, что это для страны очень болезненная дата в связи с тем, что не был объявлен траур. Это наш долг — провести 100 дней публично. И в соответствии с законом я попросила разрешения на этот митинг. При этом я указала, что «Сары-Арка» для нас неприемлема, потому что это далеко и неудобно. Дата памяти стоит того, чтобы провести ее в центре города.

- Получили ответ?

- 6 марта я получила приглашение на встречу от заместителем акима Алматы Сейдумановым, который сказал, что моя заявка отклонена в связи с тем, что я не указала место работы Кайрата Ердебаева. Я ему сказала, что он безработный и вообще: почему я должна это все указывать?

По сути письма Сейдуманов сказал, что в соответствии с законом «О порядке организации и проведения мирных собраний» мы можем попросить любое закрытое помещение в любом месте в любое время. Все это он нервно мне выговаривал, раздраженно, почти на крике. Я сказала, что сегодня же перепишу заявку и укажу, что Кайрат Ердебаев безработный.

- И какова же судьба второй заявки?

- Вторую заявку я подала 7 марта, причем сразу на 30 мест в Алматы — я взяла все памятники в центре города, включая памятник революционерам, который стоит у «Саяхата», все кинотеатры, театры, а когда уже истощилась фантазия, попросила провести пикет напротив акимата, КНБ, ДВД, рядом с Генеральной прокуратурой, напротив здания первого президента и напротив его памятника в Парке первого президента.

Еще, вспомнив слова акима, что он даст любое закрытое помещение, я попросила Дворец республики. Его, например, давали уйгурской диаспоре, когда были убиты уйгуры в Синьцзянском автономном округе в Китае — в самом большом зале на три тысячи человек они провели вечер по погибшим. Думаю, 17 казахов, которые были убиты на своей собственной земле, достойны памяти во Дворце республики.

- И что же акимат?

- Ответ пришел 19 марта — в перечисленных местах отказано в связи с решением 16-й сессии маслихата г. Алматы 3 созыва № 167 от 29 июля 2005 года, где сказано, что проведение всех негосударственных мероприятий разрешается в сквере за кинотеатром «Сары-Арка». Они написали, что мероприятие теоретически разрешается, но само разрешение дано не было.

«Если дойду до митинга...»

- Состоится ли митинг 24 марта, если разрешения властей нет?

- Конечно, состоится.

- Он будет опять несанкционированным. Вы собираетесь в нем участвовать?

- Конечно, да, если дойду до митинга (имеется в виду утренний арест перед митингом 25 февраля — ред.).

- Кто-то еще из политиков и общественных деятелей подтвердил свое желание прийти в полдень субботы на площадь перед Дворцом республики?

- Булат Абилов, когда вышел из спецприемника, сказал, что придет. Придут ли Жармахан Туякбай и Амиржан Косанов — не могу сказать. Заявили, что придут, Мухтар Тайжан, Мухтар Шаханов, национал-патриоты.

- Как к этому отнеслись компетентные органы? С Вами уже проводили беседу, как в прошлый раз?

- Пока нет. В прошлый раз прокуратура домой принесла предупреждение. До субботы есть время, возможно, они еще попытаются вручить мне что-то. Хотя когда меня вызывал г-н Сейдуманов, он начал с того, что заставил меня расписаться на втором экземпляре письма. В нем было сказано, что я уведомлена об ответственности за проведение несанкционированного митинга.

- На февральский митинг несогласных власти отреагировали очень жестко. Как это повлияет на завтрашний митинг? Желающих участвовать в нем будет меньше?

- Я не могу вам ответить точно. Но эти 400 человек, которые уже сформировались и постоянно участвуют в митингах, придут точно. Тема заявленного митинга злободневная, а придут ли остальные и поддержат, мы посмотрим.

Страх — это не прогресс!

- Как Вы оцениваете настроения в обществе сегодня? Наблюдается ли у нас, как в России, рост недовольства властью?

- Рост недовольства властью есть, но в одном случае граждане это озвучивают, в другом — молчат и ждут. Озвучивают обычно свои претензии, проблемы, нарушенные права. Ведь сейчас куда пальцем ни ткни — везде проблема.

- Что не устраивает людей?

- Органы власти не выполняют своих прямых функций — от акимата до Акорды. Ни на одно письмо мы вовремя и по существу не получаем ответа! Судебная система коррумпирована, прокуратура непонятно чем занимается, полиция гоняется за оппозицией. В высшем образовании проблемы, не хватает детских садов. Здравоохранение, жилищно-коммунальное хозяйство, дороги, повышение цен, мигранты... А что творится на таможне?! Везде проблемы, и никто их не решает, все делают вид, что все хорошо. В брежневские времена на полках магазинов ничего не было — и у нас сейчас, если закрыть границы, будет то же самое. Что у нас на полках своего, отечественного? С этого же все начинается!

- Вам часто приходится общаться с молодежью — какие настроения у молодых людей сегодня?

- Если взять прогрессивную молодежь, тех же самых болашаковцев, то, живя за границей по 4—5 лет, разумеется, они искренне стремятся на родину. Приехав, хотят совершить прогресс. Вот летом приехал один знакомый студент из Америки, устроился работать в государственный орган. Его энтузиазма и желания хватило на три месяца. Все его инициативы были зарублены на корню, ему сказали: «Сиди, молчи, получай зарплату и радуйся».

Сегодня молодежь, которая хочет состояться в жизни, прекрасно понимает, что не может этого сделать в партии власти или властных структурах. Они не идут и в бизнес, понимая, что не смогут работать без откатов. И в большинстве оседают в таможне, полиции или органах исполнительной власти.

Они разочарованы, государство для них — это мачеха, которая хочет их использовать и выкинуть.

- Что должно произойти в стране, чтобы народ выдвинул политические требования, как это произошло в России?

- Наверное, в первую очередь должна быть политическая культура. У нас, к сожалению, в течение двадцати лет, начиная с детского сада, детей учат говорить «Нурсултан-ата», «Нурсултан — Казахстан» и тому подобное. И выбивают понимание прав, внушая послушание государству. Иногда я думаю, что у нас специально выхолащивают хорошее качественное образование, чтобы убить гражданское общество.

Если человек не знает своих прав, его легко запугать. Вот вчера ко мне пришли студенты с жалобой. Им в университетах говорят: если они пойдут на митинг, то их отчислят, посадят на 15 суток. Я им начала разъяснять закон, что административное наказание начинается с предупреждения и со штрафа, а потом только отсидка — и у них уже другое настроение! А у нас вбили в голову: если Назарбаев уйдет, то будет война. Все держится только на страхе общества.

- Кстати, как Вы можете оценить дело по ОПГ оппозиции? О нем рассказал на недавней пресс-конференции режиссер Болат Атабаев. Обвинения, выдвинутые в адрес Владимира Козлова и его соратников, серьезные.

- Это тот случай, когда послушание общества доводит до того, что власть чувствует свою безнаказанность и безответственность. Уголовные дела начинают штамповать на грани фантастики.

Нам уже пора сказать: «Хватит!» Потому что завтра нас могут расстрелять на улице те самые полицейские, которые были в Жанаозене. Туда привезли со всей страны около трех тысяч человек. Они сейчас все поразъехались и разгуливают свободно. Люди, которые один раз применили оружие и при этом не понесли никакого наказания, обязательно применят его еще раз.

Если мы не добьемся в этом деле справедливых расследований и наказаний, завтра нас могут расстрелять в любом дворе! Мы должны подниматься с этого дна! Дальше спускаться уже некуда!

- Получится осудить Козлова и остальных, как Вы думаете?

- Сложный вопрос. Я бы не хотела делать каких-либо прогнозов. Все зависит от того, сможем ли мы объединиться и выстоять. Во всяком случае, как гражданин, я молчать не буду. И все, что в моих силах, я буду делать, чтобы арестованные вышли, потому что они не виновны, я уверена в этом на сто процентов.

Акорда «поймает тишину»

- А как, по вашему мнению, отреагирует Астана на резолюцию Европарламента? Мнение Запада важно для Акорды?

- Они сейчас «поймают тишину» и будут думать, что эта резолюция сама по себе рассосется. Опять устроят очередную показуху, куда все слетятся. Уже говорят, что чуть ли не Николя Саркози прилетит в Казахстан.

Наши власти думают, что если они продажные, значит, все продажные. Когда они поймут, что бешбармачить — это только для них хорошо, а есть люди, у которых имеются честь и достоинство, тогда начнут шевелиться.

- Сегодня у Вас день рождения — «Республика» поздравляет вас с юбилеем. И в связи с ним последний вопрос: таким Вы представляли себе Казахстан двадцать лет назад?

- Честно говоря, к 2012 году я представляла Казахстан совсем другим. Я думала, что это будет современное, цивилизованное и демократическое общество. Учитывая все наши природные ресурсы, уж не хуже, чем Германия, Польша или Чехия. Думала, что мы будем искренне гордиться своей страной, которая будет ассоциироваться не с коррупцией и Боратом. Мечты эти не сбылись, но я надеюсь, что сбудутся. Конечно, нужно много работать, а не ждать, когда все принесут на блюдечке. И надо, чтобы работали все.

ОТ РЕДАКЦИИ: предполагаемое начало митинга в 12.00

http://o53xo.ojsxg4dvmjwgs23bfvvxultjnztg6.cmle.ru/2jmj7l5rSw0yVb-vlWAYkK-YBwk=bmV3cy9wb2xpdGljcy8yMTQ2OS8