«Думал, у меня в супе волосы»

Активисты, отбывавшие наказание в разных регионах Казахстана, говорят, что качество питания в тюрьмах оставляет желать лучшего, заключенные недополучают положенную еду. Правозащитники считают это «следствием коррупции» в исправительных учреждениях. В министерстве внутренних дел отвергают сказанное активистами и экспертами.

«ИЗ ТЮРЬМЫ ЧЕЛОВЕК ЗДОРОВЫМ НЕ ВЫХОДИТ»

Арестованный после Жанаозенских событий лидер незарегистрированной оппозиционной партии «Алга» Владимир Козлов в октябре 2012 года был приговорен к семи с половиной годам тюрьмы по обвинению в «разжигании социальной розни». В августе 2016 года он вышел на свободу условно-досрочно из тюрьмы в Заречном Алматинской области и пока находится на пробационном контроле.

Бывший оппозиционный политик, который за четыре года сменил восемь тюрем и два лагеря, говорит, что в разных тюрьмах разное питание, но осуждённые не получают положенное им питание в полном объеме; еду готовят из некачественных продуктов.

Фото из казахстанской колонии, сделанное представительством организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
Фото из казахстанской колонии, сделанное представительством организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

– Овощей не дают хороших, нормальных. Есть рыба, но неизвестно, какого происхождения, процентов 70 осуждённых ее не едят. Если уха, то так и остается там и запах, и качество, и всё остальное, – говорит активист.

В тюрьмах часто готовят на пальмовом масле, которое дешевле других растительных, хлеб несвежий, мясо выдают не по норме, рассказывает он. Еда низкокалорийная – в основном перловая и пшенная каша. Когда на столе рис, гречка или манная каша – почти праздник.

– Когда я впервые пошел в столовую, подумал, что в супе волосы. Потом мне объяснили, что это мясо. Просто его так растерзали. Это во всех тюрьмах так, – говорит он.

Отбывая срок, Козлов не жаловался на питание, потому что в «лагерях не жалуются».

Владимир Козлов.
Владимир Козлов.

Активист писал на своей странице в Facebook’е, что на момент прибытия в лагерь в Петропавловске он весил 96 килограммов, а через месяц – 78 килограммов. На вопрос репортера Азаттыка, повлияла ли на его вес некачественная еда, он отвечает: «Нет, похудел из-за нервного потрясения».

– Но и еда сказалась. Там нет продуктов, которые бы подкрепляли иммунитет, – калорийных продуктов, свежих овощей. Из-за ослабленного иммунитета начинают обостряться болезни, – говорит оппозиционный активист.

Козлов подчеркивает, что в тюрьму попал «совершенно здоровым человеком». Сейчас себя к здоровым не относит: перенес две операции по поводу грыжи, в желчном пузыре обнаружили девятисантиметровый камень, в желудке – полипы. Он нуждается в операции на тазовом и коленном суставах. «Из тюрьмы человек здоровым не выходит», – говорит он.

Приготовление пищи в тюрьме. Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
Приготовление пищи в тюрьме. Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

МУХИ В ЕДЕ

Один из активистов, «потерявших здоровье из-за неправильного питания в тюрьме», – журналист Жанболат Мамай, который в феврале 2017 года был арестован по обвинению в «легализации денежных средств, добытых преступным путем» и просидел в заключении до сентября того же года. Он находился под стражей в учреждении ЛА-155/18 (СИ-18) в Алматы. По словам журналиста, из-за некачественного питания в следственном изоляторе у него развился панкреатит (воспаление поджелудочной железы. – Ред.). Мамай говорит, что в тюрьме они часто находили в еде волосы и мух. По его словам, «администрация тюрьмы не придает значения утвержденным властями нормам».

Жанболат Мамай в суде. Алматы, 21 октября 2017 года.
Жанболат Мамай в суде. Алматы, 21 октября 2017 года.

–​ Кормят четыре раза в день. На завтрак дают перловую, кукурузную или манную кашу –​ болтушку. Ближе к обеду, в 11 часов, –​ колбасу, масло и хлеб. Иногда дают кефир. Он бывает с истекшим сроком. В 13 часов раздают обед. Мяса обычно не бывает, вся еда слипшаяся, некачественно приготовленная. Было время, когда кормили протухшим мясом. Вечером снова дают разогретую кашу, приготовленную утром, –​ рассказывает журналист.

По словам Мамая, все жалобы на некачественное питание тщетны, хотя на них и отвечают. Приезжает проверка из комитета уголовно-исполнительной системы министерства внутренних дел, затем в течение некоторого времени еда соответствует нормам, но после того, как шум утихает, всё возвращается на круги своя, отмечает он.

– Человеку, жившему на свободе, нелегко питаться тюремной едой, – говорит Жанболат Мамай.

СЕЛЁДКА, ИНДИЙСКИЙ ЧАЙ И АСКОРБИНОВАЯ КИСЛОТА

В Казахстане осуждённых кормят согласно нормам, утвержденным постановлением правительства 2014 года, когда премьер-министром страны был Карим Масимов, сейчас возглавляющий комитет национальной безопасности.

Согласно утвержденным нормам, рацион питания заключенных разнообразный, он включает муку первого сорта, все виды овощей, в том числе соленые огурцы, помидоры, свеклу, фруктовые соки, сушеные яблоки, рыбу без головы, селедку, пастеризованное молоко и 50 миллиграммов аскорбиновой кислоты.

В тюремной столовой. Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
В тюремной столовой. Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

В официальном ответе министерства внутренних дел Азаттыку говорится, что расходы в 2017 году на обеспечение одного заключенного всем необходимым составляли 890 тысяч тенге (около 2 400 долларов).

Правозащитник Айман Умарова считает, что «выделенные средства до осуждённых не доходят».

– Заключенные наедаются досыта только во время приезда комиссии. Очевидно, что в местах отбытия наказания питание некачественное и осуждённые не получают еду согласно нормам. Но выяснить, какую подают еду, сложно. Как человек докажет, что он ел и чего не ел? – говорит адвокат.

Умарова говорит, что осуждённого, пожаловавшегося на некачественное питание, администрация тюрьмы бить не станет, но будет оказывать давление через других осуждённых, унижать и назначать дополнительное наказание.

– Станет ли жаловаться на некачественное питание осуждённый, который подвергается пыткам? – вопрошает Айман Умарова.

ЧТО ГОВОРЯТ В МИНИСТЕРСТВЕ?

Правозащитники Евгений Жовтис, Бахытжан Торегожина, бывший политик Владимир Козлов, адвокат Айман Умарова в беседе с репортером Азаттыка одной из причин, по которой «до осуждённых не доходят выделенные средства и предоставляют некачественное питание», называют «коррупцию в тюремной системе».

Однако в министерстве внутренних дел отвергают подобные доводы. В официальном ответе министерства Азаттыку пишут, что «целевое расходование средств, выделенных из республиканского бюджета, проверяют счетный комитет, служба внутреннего аудита министерства финансов, департамент внутреннего аудита министерства внутренних дел и генеральная прокуратура».

Фото из казахстанской колонии, сделанное представительством организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
Фото из казахстанской колонии, сделанное представительством организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

«В 2017–2018 годы сведений о правонарушениях, связанных с расходованием выделенных из бюджета средств на питание лиц, отбывающих наказание, не выявлено», – говорят в ведомстве.

Кроме этого, в официальном ответе МВД упоминает, что «санитарно-эпидемиологическая станция ежедневно проверяет калорийность приготовленной еды, и со стороны проверяющих органов фактов некачественного приготовления пищи не выявлено». В МВД говорят, что «в рамках реформ, проводимых в пенитенциарной системе Казахстана, совершенствуется уголовное законодательство, улучшается качество оказываемых осуждённым медицинских услуг, тюремное питание».

Как отмечает министерство внутренних дел, «за последние три года не было зарегистрировано случаев заболевания осуждённых из-за некачественного питания в исправительных учреждениях».

Фото из казахстанской колонии, сделанное представительством организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
Фото из казахстанской колонии, сделанное представительством организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

КУСОК ХЛЕБА И МЯСА НА ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ

Юрист Национального превентивного механизма (НПМ), деятельность которого координирует уполномоченный по правам человека в Казахстане, говорит о поступлении нескольких жалоб на некачественное питание.

– Жалобы в основном поступают на еду, выдаваемую заключенному, которого привозят в зал суда. Человеку, который временно содержится в камере или подвале суда, на целый день выдают по куску хлеба и мяса, – говорит юрист НПМ Михаил Кудрявцев.

Ранее адвокат Гульнар Жуаспаева писала, что «обвиняемым, когда их привозят в зал суда, на обед и ужин выдают по куску черного хлеба и мяса». На опубликованной адвокатом видеозаписи Кенжебек Абишев и Алмат Жумагулов, задержанные по обвинению в «публичных призывах к совершению теракта», говорят: «Это – наша еда. Кормят как собак».

Кудрявцев сообщил, что «из тюрем и колоний также поступают жалобы на некачественное питание». Он говорит, что были выявлены факты предоставления осуждённым некачественной еды, невыполнения требований норм питания, отсутствия мяса в супе и нарушения технологии приготовления супов, когда они получаются слишком жидкими.

Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

ВЛАСТИ «НЕ ИДУТ НА ДИАЛОГ»

Состояние системы тюремного питания проверяет не только уполномоченный по правам человека, но и представительство организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии. Однако у представительства нет права на проведение проверок в исправительных учреждениях без предупреждения.

В отчете организации за прошлый год отмечается, что, наряду с «давлением со стороны администрации тюрьмы», «пытками» и «случаями нарушения прав человека», были выявлены факты «несоблюдения требований норм питания».

К примеру, лица, отбывающие наказание в учреждении ЕЦ-166/18 в поселке Заводской Акмолинской области, пожаловались на «несоблюдение норм питания» и давление со стороны некоторых осуждённых. Лица, временно заключенные под стражу в следственный изолятор – учреждение ЕЦ-166/1 в Астане, жаловались на действия сотрудников учреждения, которые «безосновательно отбирали у них продукты». Заключенные исправительного учреждения в Караганде (СИ-16) сообщили, что «мясо им дают, но еда отвратительная».

Азамат Шамбилов.
Азамат Шамбилов.

Директор представительства организации в Центральной Азии Азамат Шамбилов говорит, что «по сравнению с 1990-ми годами, когда из-за отсутствия нормального питания в тюрьмах наблюдался рост туберкулеза и других заболеваний, сейчас ситуация немного улучшилась».

– Бывшие сотрудники тюрем и врачи говорят, что были времена, когда в 1990-е годы они носили еду из дома, чтобы больные не умерли от голода. В начале 2000-х годов смертность среди осуждённых была высокой. Сейчас ситуация улучшилась, но рационального использования ресурсов нет. К примеру, если в некоторых регионах не хватает хлеба, то в других его выше нормы и там вынуждены его выбрасывать, – говорит Шамбилов.

Директор организации говорит, что в комитете уголовно-исполнительной системы министерства внутренних дел «не прислушиваются» к их рекомендациям.

Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.
Фото представительства организации «Международная тюремная реформа» в Центральной Азии.

– За последние два года комитет изолировался от гражданского общества и не идет на диалог. Причина такой закрытости комитета кроется в том, что он входит в структуру министерства внутренних дел. Это министерство – милитаризованное полицейское ведомство. Они работают по принципу: «Я – полицейский, я прав», – говорит он.

По официальным данным, с 1991 года численность заключенных в казахстанских тюрьмах сократилась на 44 процента – с 57 782 до 32 512 человек. В министерстве внутренних дел говорят, что численность заключенных «значительно» уменьшилась. Однако в организации «Международная тюремная реформа» так не считают. В 2018 году по численности тюремного населения Казахстан сохранил за собой 48-е место среди 220 стран, говорят в организации. Казахстан занимает эту строчку вместе с такими государствами, как Туркменистан, Чили, Беларусь и Танзания.

Аян Калмурат

https://rus.azattyq.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *